Vinyl
Новости / Музыка / Истории / Кино / Лирика / Болтовня / Cowabunga / Разное
НАШИ на Горбушке

Per Thorsell

Бергер (Б): Расскажи, пожалуйста, чем все вы занимались до того, как собрались вместе и с чего, собственно, начиналась группа?

Per Torsell (PT): Роберт Джонсон играл в группах The Bottle Ups и The Rumblers. Я выступал и продолжаю выступать вместе с The Hi-Winders, Йонас Роннхолм и Калле Сьоберг играли вместе в The Barbwires. Они, кстати, также продолжают заниматься этим проектом до сих пор. Матс Уигердаль играл в Ubangi, Oven & Stove и Kitchen & Тhe Рlastic Spoons. После нескольких лет, что в группе играли Эд Джонсон на барабанах и Петер Огрен на контрабасе, мы пересеклись с Тhe Вarbwires. Они также играют серф-рок. После того, как Эд и Петер ушли из Punchdrunks, мы спросили Йонаса и Калле не хотят ли они играть вместе с Punchdrunks. Ребята согласились и в таком составе мы выступаем по сей день. Матс на синтезаторе присоединился к группе после релиза альбома "Fried on the altar of good taste", где мы использовали много "синтетического" звука. Кстати, наш продюсер Томас Оберг когда-то играл вместе с Матсом в Oven & Stove. Именно он и рекомендовал нам взять его в группу.

Б: Насколько я понимаю из названия группы Роберт стоит особняком в вашей честной компании. Можешь объяснить почему?

PT: После того, как он расстался с Тhe Rumblers он хотел делать музыку по-своему. Потому и взял за основу для названия новой группы свое имя, а музыкантов определил как Punchdrunks. Но, скажу честно, после альбома "Beaver Shot", когда Петер и я присоединились к группе мы вроде как стали похожи на одну единую команду.

Б: Группа существует аж с 1995 года, если я не ошибаюсь. Срок в общем-то не маленький. Как складываются отношения внутри коллектива после стольких лет совместной работы? Вы еще не бросаетесь друг на друга с кулаками?

PT: Почти за что десять лет существования мы поменяли довольно много народа в группе. Я в банде с 1995 года и вроде как являюсь "со-учредителем" на пару с Робертом. Конечно иногда во время затяжных гастролей люди начинают действовать друг другу на нервы, но я полагаю, что это нормальная рабочая ситуация в любом коллективе. После нескольких недель отдыха мы снова лучшие друзья и с удовольствием возвращаемся к совместной работе.

Б: Совершенно идиотская аллегория возникает в моем мозгу, когда слушаю ваши записи: музыка сродни безумной смеси множества взрывоопасных элементов, а сама группа - нечто вроде бетономешалки, которая рискует вот-вот взлететь на воздух, замешивая этот составчик. Расскажи, пожалуйста, откуда берется столько энергии, вдохновения и сил?

PT: Обожание стиля (surf rock), любовь к инструментам и звукоизвлечению. Кроме этого мы даже деньжат чуть-чуть зарабатываем на этом. В общем источников для всего, о чем ты упомянул, довольно много. Роберт находится в тесном контакте с людьми вроде Линка Рэя и Дика Дейла, я "кручусь" среди множества известных и не очень панков и гаражных групп. И все мы думаем, что для инструментальных групп сегодня должна быть куда большая сцена и поле деятельности, чем то, что мы имеем. Странно, например, что журналисты все время спрашивают НАС, почему в группе нет вокалиста, и никогда не задают подобные вопросы джазовым коллективам, например. Да хотя бы потому, что будь у нас вокалист, мы были бы потеряны среди сотни тысяч других групп, а без него мы имеем пусть и небольшую, но свою собственную нишу. В плане денег эта музыка никогда и никому не приносили баснословные барыши. Однако после выхода "Fried On The Altar Of Good Taste", который только в Скандинавии разошелся десятитысячным тиражом, о нас часто пишут, мы выступаем в разных телевизионных программах и проектах, наши концерты стали лучше оплачиваться. Но этого все равно не хватает для того, чтобы забросить все остальное и жить только музыкой и "на музыку". Все мы имеем нормальную дневную работу.

Б: Концертные постеры, билеты, обложки альбомов - все это весьма и весьма интересно выполнено в вашем случае. Кто-то из группы занимается дизайном всего мерчандайзинга или же есть "специально обученный человек"?

PT: Вообще-то этим я занимаюсь я, спасибо. У меня есть студия графического дизайна. Которая называется "Switchblade Design" и одно из направлений нашей деятельности это как раз "Ретро дизайн".

Б: Да, кстати, вас ведь сейчас пятеро, верно? Барабанщик, басист и три гитариста. Кто же играет на всех этих маракасах-бонгах и т.п., которые слышаться то там, то здесь на записях?

PT: Мы с Робертом играем на гитарах, Калле на басу, Йонас барабанит и Матс на синтезаторе и всех прочих "феньках".

Б: Уж коли речь зашла о звуке, хотел спросить откуда это "грязное, рваное, агрессивное" звучание, местами ей богу даже какое-то животное что ли.

PT: Альбомы "Buzz Aldrin" и "Aloha from Havana" были записаны в древней студии на допотопный кассетный рекордер 50-ых годов или типа того. Никакой возможности писаться по отдельности и потом сводить материал не было, все треки сразу делали "в живую" в студии. Возможно поэтому звучание получилось таким, как ты говоришь. Неудивительно, когда каждый рвет душу в свой микрофон, чтобы все за раз записать. На "Fried On The Altar Of Good Taste" и "Cinemascope-A-Dope" звучание в целом гораздо чище, но мы старались сохранить те же гитары, что и на ранних альбомах.

Б: "Модный" вопрос о влиянии, которое на ваше творчество оказали те или иные музыканты прошлого или настоящего...

PT: Влияли на нас люди вроде Линка Рэя и Дика Дейла, которые задолго до нас начали экспериментировать с гитарным звучанием и каждый придумал нечто свое в этом деле. Кроме выше поименованных товарищей все мы дружно любим Sonics, Trashmen и одну современную датскую группу под названием Tremolo Beer Gut.

Б: Вы, ребята, похоже, трудяги: столько альбомов выпустили за время существования группы! Это так легко - сесть в студии, записать несколько песен и выпустить альбом?

PT: Первый наш альбом "Beaver Shot" был записан во время концерта. Два следующих ("Buzz Aldrin" и "Aloha from Havana") мы записали живьем в студии и на каждый мы потратили около суток работы. Но последние две работы - "Fried On The Altar Of Good Taste" и "Cinemascope A-Dope" заняли гораздо больше времени. Что-то записывали для этих альбомов живьем в студии, какие-то треки писали очень долго, инструмент за инструментом. В общем, это было не просто.

Б: Хотел бы я знать, что вы думаете о сегодняшней "нашей" сцене вообще и о том, что происходит сегодня в Скандинавии (столь богатой на серф, гараж, сайко и рокабилли группы).

PT: Я думаю, что после выхода "Криминального Чтива" эта часть музыкальной культуры обратила на себя внимание очень большого количества новых людей. Сегодня этот процесс идет уже медленнее, но радует то, что эти новые фанаты не так привередливы в плане современного звучания этой музыки. Я имею в виду, что не так важно действительно ли твоя гитара была произведена на свет в шестидесятых, а кавер-версии исполнены в точности как они были записаны в те времена. Сегодня в порядке вещей тот факт, что серф - это смешение многих составляющих. От панк-рока местами даже до джазовых элементов. Это привлекает самых разных слушателей и аудитория растет.

Б: Интересно чем вы занимаетесь в "свободное" от музыки время... Работа, хобби, отдых?

PT: Как я уже говорил у всех нас есть постоянная дневная работа. Я занят графическим дизайном, Роберт - музыкальный продюсер на одной из местных радиостанций, Матс владеет антикварным магазином, который специализируется на мебели 50-60ых годов. Калле работает в доме для abuzed детей, Йонас изучает и занимается науками. На хобби по большому счету времени не остается. Обычно мы встречаемся где-то выпить пива, сходим в клуб послушать новую группу и т.п. Тусуемся в основном в стокгольмском баре под названием Broderna Olssons Garlic And Shots. Летом я лично стараюсь уехать в свой загородный дом и бездельничаю там. В этом году правда ничего из этого не вышло - мы отправились в Штаты в турне с Hi-Winders.

Б: Можно личный вопрос? Ты женат? Если да, то как твоя вторая половина относится к тому, чем ты занимаешься? Я имею в виду музыку, записи, гастроли разумеется.

PT: Есть подруга с которой мы живем вместе, но не расписаны. Ей нравится то, что мы делаем с ребятами, но иногда (как летом 1999, например), когда меня нет каждый выходные она говорит, что это уже слишком и с нее хватит.

Б: Доводилось ли вам пересекаться с группой, которая произвела бы с ходу потрясающее впечатление, с которой хотелось бы выступать на одной сцене или просто поддерживать дружеские отношения?

PT: Иногда отправляясь на гастроли встречаешь группу, которую любишь сразу и безоговорочно и как банду и как компанию прикольных людей. Так было, когда мы ездили в Данию и играли вместе с Tremolo Beer Gut. У нас было пять чумовых, фантастических совместных концертов и столько же вечеринок после. Еще одна очень классная команда - панки Dipper, с юга Швеции. Мы всегда стараемся выловить их, когда они приезжают с концертами в Стокгольм, а они ищут нас, когда мы оказываемся в их местах.

Б: Опиши идеальный концерт Robert Johnson & Punchdrunks

PT: Мы всегда стараемся завести до предела аудиторию. После интро мы выходим на сцену и играем первые пять номеров в сумасшедшем темпе и фактически без интервалов. Потом все идет как по маслу. После сорока пяти минут люди так и не могут разобраться что за штуковина их переехала.

Б: У вас куча оригинального собственного материала, но людям нравится, когда кто-то делает чужие узнаваемые и не очень вещи. Что вы играете на концертах?

PT: Кавер-версии меняются время от времени. Сегодня мы можем исполнить "Ali Pang" Skatalites, а завтра это будет "2000lb Bee" Ventures. Все зависит от конкретного места и аудитории.

Б: Где проходит большинство ваших концертов - на родине или за ее пределами?

PT: Только в Швеции, Дании и Норвегии.

Б: Напоследок не поделишься ли планами относительно нового альбома? Когда это случится и что нас ожидает?

PT: Мы начинаем писать новый материал и надеюсь запишем его уже этой зимой. Но сказать тебе что это будет и когда альбом выйдет в свет пока не могу.


При использовании материалов сервера обязательна ссылка на источник - vinyl.pl.ru

При поддержке Rockabilly Rules